Доска объявлений
Приглашаю для общения
Электронная техника и мобильники на сайте Новосёл.ру
   Бронепоезд

 


Главная
liНачало
Географические карты
li Юг Нижегородской области
li Саров
li Шатки
li Кемля
li Рузаевка
li Починковский район
li Вид из космоса
li Окрестности Саитовки
li Вид из космоса
li МОРДОВИЯ
li Мордовия: Ичалковский район
li Мордовия: Старо-Шайговский район
li Мордовия: Ромодановский район
li Мордовия: Лямбирский район
li Карты городов

Становление и развитие края
li Помни корни свои!
li Среднее Поволжье
li Мордва
li Лукояновский уезд
li Починки
li Большое Болдино
li Саитовка
li Кочкурово
li Кендя
li Пеля-Казенная
li Пеля-Хованская
li Кочкари
li Гуляево
li Ичалки
li Кемля
li р. Алатырь
li Архив

Дополнение
li В.И.Даль. Толковый словарь.
li Словарь диалектических и устаревших слов
li Переводчик единиц измерения
li Праздники, обычаи, ритуалы...
li Суеверия
liНепознанное и нетрадиционная наука
li Пословицы и поговорки
li Загадки
li Языческие праздники на Руси
li Универсальная электронная библиотека
li Книги по эзотерике
li Парадоксы противоречивого мира
li Телефонный справочник Москвы и не только

Генеалогическое дерево
li Положение крестьян после реформ
li О происхождении русских фамилий
li Карюхин
li Чертов

На заметку
li Путешественникам сети
li Дачникам
li Огородникам
li Домашним умельцам
li Автолюбителям
li Хозяйкам
li Красота и здоровье
li Дети и мы...
li Любительницам горячего
li Справочные материалы
li Компьютеры и Интернет
li Бесплатное ПО
li Радиоэлектроника
li Сотовая связь
li Электротехника
li Обменные пункты
li Платежные системы
li Книги в электронном виде


Контакты
li Форум
li Гостевая книга
li Почта
li Мобильники и электроника
li Тест: Как стать богатым человеком?

Авторизация
Логин

Пароль
  запомнить:

Поиск
liПрогноз погоды
liРасчет расстояний по России
liПоиск любого плана местности
Google
Раскрутка сайта. Только хорошие рекомендации!

Кольцо генеалогических сайтов

Следующий

Случайный

Список

 
 
<<< А Б В Г Д E Ж З И Ка Ком Кон Л Лыс М Н О П Р С T У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я >>>

Герб Мордовии

СРЕДНЕЕ ПОВОЛЖЬЕ

Содержание
     Мордовия в IV веке: Инязор Алабуга воюет с Русью
     Мордовия в XIV-XVI веках: вхождение в состав Российского государства
     Мордовия в XIV-XVI веках: участие мордовских войск во взятии Казани
     Мордовия в XVII веке: князь Баюш громит степняков и защищает тылы ополчения Минина и Пожарского
     Мордовия в XVII веке: мордовские крестьяне в рядях ополчения Минина и Пожарского освобождают Москву от поляков
     Крещение мордвы

В Орду за ярлыком

К. Сафиуллин "В Орду за ярлыком". 1996

Обезлюдела мордовская земля после Батыева погрома. На обширной территории, примерно в сто тысяч квадратных километров, осталось не более 60-70 тысяч человек. Полностью опустели степные и лесостепные районы. Южные поля заросли травой и сделались пастбищами кочевников.

На северные пепелища наступали леса. Уцелевшая часть населения отхлынула в северно-западные районы края — бассейны Пьяны, Теши, Мокши, Цны. Однако и сюда доходили башафы — сборщики дани. Они не только грабили разоренные села, но и уводили молодежь: юношей в ханское войско, девушек в рабство. Все лучшие ремесленники угонялись в орду. Пришли в упадок земледелие, ремесло, торговля. В глубоком кризисе находились общественные отношения. Почти вся феодальная верхушка погибла в боях с монголами. Именно этим большинство историков объясняет тот факт, что среди покоренных вассалов, приезжавших в орду за ярлыками на княжение, ни разу не упоминаются мордовские инязоры. Край распался на множество мелких владений, называемых по-тюркс-ки «буляками». Во главе их стояли мордовские феодалы, называвшиеся по ордынской иерархии мурзами. Многие из них, пытаясь заручиться поддержкой ордынских феодалов, отдавали им в жены своих дочерей, сами женились на знатных татарках, принимали тюркские имена, переходили в ислам. Начиналась ассими-ляция и тюркизация края, продолжавшаяся около 300 лет. За это время значительные массы мордвы отатарились, то есть переняли татарский язык, обычаи и забыли свое мордовское происхождение. Все же часть из них (каратаи) до сих пор сохранила мордовское национальное самосознание.

Однако вернемся в XIII век. После завоевательных походов орда Батыя осела в причерноморских степях. В низовьях Волги руками рабов и согнаных отовсюду ремесленников был построен город Сарай — столица огромного государства, протянувшегося от Иртыша до Дуная и называемого современниками Золотой Ордой. Это государство, весь его административный аппарат и большая армия содержались за счет покоренных народов. Поэтому исправное поступление дани являлось одной из главных ханских забот. Для упорядочения ее сбора страна бы-ла разделена на улусы. Центром управления мордовским улусом стал город Укек на Волге.

Мордовский край в период монгольского нашествия

Мордовский край в период монгольского нашествия

В первые десятилетия существования Золотой Орды, когда ханская власть была еще незыблемой, походы в покоренные области производились, главным образом, с карательными целями и для поддержания нужного захватчикам порядка. На мордву и смежные русские земли такие набеги предпринимались в 1281, 1288, 1293 и других годах.

Это говорило о том, что мордовский народ не склонился перед завоевателями и продолжал бороться. Многочисленные предания донесли до нас эхо той тяжелой и неравной борьбы. Ожесточенное сопротивление предков нынешних жителей Мордовии нашло отражение и в исторических источниках. Так, посол австрийского императора Герберштейн, посетивший Россию вскоре после свержения ордынского ига, писал: «К востоку и югу от реки Мокши встречаются огромные леса, в которых живет народ мордва... По одним известиям они идолопоклонники, по другим магометане. Они живут в селах, разбросанных там и сям, возделывают поля, питаются звериным мясом и медом, изобилуют драгоценными мехами; это очень сильные люди, ибо они часто храбро отражали от себя даже разбои татар, почти все они пехотинцы, замечательны своими длинными луками и отличаются опытностью в стрельбе...»

В тяжелых условиях монголо-татарского ига (см. другую точку зрения на этот период), продолжающихся грабительских набегов началось возрождение мор-довского края. Медленно, но росло население, восстанавливались деревни, совершенствовались орудия труда.

Вслед за возрождением экономических связей оживилась политическая консоли-дация мордовских земель. Их объединение происходило в рамках старых мордовских княжеств: на севере в районе Эрземазы, на юге — вокруг возродившегося города Мокша. Однако прежней силы эти княжества достичь не смогли. Особенно слабым был граничивший со степью мокшанский край, всегда первым принимавший на себя удары ордынской конницы, куда бы она ни направлялась — будь то Рязань, Тверь, Владимир или северные мордовские земли.

С конца XIII века в Золотой Орде начинаются процессы феодальной раздробленности, завершившиеся в 60-х годах XIV века фактическим распадом страны на Синюю и Белую Орды. В этот период крупные татарские феодалы, не довольствуясь грабительскими набегами, начинают захватывать ослабевшие мордовские земли и оседать на них. В 1298 году золотоордынский выходец — князь Бахмет захватил Мещеру — мордовскую область по нижнему течению Мокши и Цны. В 1361 году выходец из области Бездеж, что в низовьях Волги, мурза Тагай с войском осел в среднем течении Мокши и Цны и провозгласил себя независимым ханом. Народная память сохранила предание о последней мокшанской княгине Наровчат (по другим вариантам Буртас), сражавшейся с Тагаем, но потерпевшей поражение и бросившейся вместе с конем в Мокшу. Таким образом весь мокшанский край оказался под непосредственной властью татарских феодалов.

Захваты осуществлялись и в эрзянском крае. В том же 1361 году ордынский князь Булат-Тимур (Булак-Темер согласно русских летописей), укрепившись на территории южной части бывшего Булгарского царства, захватил восточные районы древней Мордовии. Примерно в это же время приазовский мурза Сегизбек  (Серкизбей?) подчинил себе часть мордвы, живущую, в бассейне реки Пьяна.

Одновременно с севера и северо-запада возобновились походы окрепших русских князей, мордовская земля сделалась ареной ожесточенной борьбы между ослабевающей Ордой и поднимающейся Русью. В таких условиях само существование мордовского народа было вопросом нескольких десятилетий.

Последним клочком мордовской земли, пытавшимся как-то сохранить остатки самостоятельности, стала область в районе современного города Арзамаса, включающая часть бассейнов Теши и Пьяны. Находившаяся в центре края, защищенная лесами, она в меньшей степени страдала от вражеских набегов, чем окраины. Сюда стекались беженцы с юга, севера, востока и запада. Сравнительно плотное население, удовлетворительная, говоря современным языком, продовольственная база, а так же большое количество добываемой пушнины, используемой не только в качестве дани, но и для закупки оружия позволяли местным феодалам содержать крупные военные отряды и приступить к восстановлению старых мордовских «твердей», что являлось единственными гарантиями самостоятельности среди всеобщей междоусобицы. В эти годы эрзянским инязором становится Алабуга. Его имя или прозвище, которое встречается в летописях и трудах Андрея Печерского, воспользовавшегося, видимо, не дошедшими до нас источниками, явно тюркского происхождения. Так называли могущественного хана Золотой Орды Узбека, умершего в 1340 году. Каким образом мордовский феодал мог получить такое имя, предположить нетрудно. Мордовские князья со своими дружинами участвовали вместе с ордынцами и русскими в походах на Тверь в 1319 и на Смоленск в 1339 годах. В последнем походе была захвачена особенно богатая добыча. Возможно, в составе мордовской рати был отец будущего князя. Память об удачном набеге, а возможно, и славословия в адрес великого хана, так сказать, запали ему в душу. Кроме того, Узбек проводил политику сравнительно умеренного подавления угнетенных народов, за что последние были ему в ка-кой-то степени признательны. Обычай давать новорожденным имена популяр-ных царей являлся широко распространенным во все времена.

Что же касается нашего края, то даже спустя столетие после ордынского владычества тюркские имена мордовских феодалов встречались повсеместно. Мордов-ская национальность Алабуги подчеркивается в работе того же Андрея Печерского, а результаты его деятельности, отраженные в русских летописях, не оставляют сомнений на этот счет.

Хороший организатор и дипломат, Алабуга сумел не только объединить под своей властью значительную часть северо-мордовских земель, но и тонко использовать в своих целях русско-татарские противоречия. Основными его противниками являлись: хан Тагай на юге, ордынский феодал Булат-Тимур на востоке, суздальско-нижегородский князь Дмитрий Константинович на севере и крещёный внук БахметаАлександр Укович — на западе. Кроме того, в среднем течении Пьяны засел приазовский мурза Сегизбек.

Та легкость, с которой этот степняк подчинил себе территорию, находившуюся в гуще лесов, наталкивает на мысль, что Сегизбека пригласили сами местные феодалы, надеясь, возможно, на его связи с ордынской верхушкой. Если дело обстояло таким образом, то на востоке Алабуга имел сильных противников, война с которыми могла навлечь на него гнев всей Орды. Несколько меньшую угрозу представлял Тагай. Он был занят войной с великим князем рязанским Олегом, от которого в 1365 году потерпел серьезное поражение. Кроме того, стремление к независимости от Белой и Синей Орд лишало его поддержки последних. Слабейшим врагом являлся Александр Укович, чье княжество, раздираемое внутренними противоречиями, теснимое рязанцами и москвичами должно было по-гибнуть через несколько лет. Самым грозным противником Алабуги выступал суздальско-нижегородский князь. Его земли, прикрытые от орды мордовской территорией, целыми десятилетиями подвергались татарским набегам, пожалуй, не больше чем Московское княжество, защищенное Рязанью. Это создавало благоприятные условия для развития, и владения Дмитрия Константиновича во второй половине XIV века уступали по силе лишь московским. Столицу перенес в Нижний Новгород ещё его отец в 1350 году. Позднее здесь была построена каменная крепость — вторая в северно-восточной Руси после Московского Кремля. Опытный полководец и государственный деятель, располагавший к тому же мощным войском, Дмитрий нижегородский обладал реальной возможностью для захвата ослабевшей эрзянской земли.

К этому времени в распавшейся Золотой Орде насчитывалось уже несколько ханов, из них выделялись два. В левобережной части Среднего и Нижнего Поволжья, согласно русским летописям, находились владения царя Мурата. Право-бережная часть формально считалась улусом царя Авдула (Абдуллаха), который фактически являлся лишь ставленником могущественного феодала — темника Мамая. Каждый из ханов раздавал ярлыки и требовал дани. В 1363 году Авдул, а следовательно Мамай, дал ярлык на великое княжение 13-летнему московскому князю Дмитрию, впоследствии Донскому. Другой же ордынский царь Мурат дал ярлык на княжение по всей Руси суздальско-нижегородскому князю. С 1360 года между этими княжествами шла война. Затем в борьбу за ярлык включился тверской князь Михаил. Все это дало Алабуге несколько лет передышки для укрепления своих владений.

Однако вскоре московский и нижегородский князья заключили союз, скрепленный в 1367 году браком Дмитрия Ивановича и дочери Дмитрия Константиновича. Плоды этого союза не заставили себя ждать. Уже через несколько месяцев нижегородское войско наголову разгромило подошедшую к столице княжества орду Булат-Тимура. Это была первая крупная победа русских над татарами. Затем нижегородцы вторглись во владения Сегизбека и «пришедше, тамо остаточных татар избиша». Вскоре военные действия были перенесены на территорию бывшего Булгарского царства. Бежавший Булат-Тимур погиб в Орде. Его место занял князь Хасан (по-русски Асан), находившийся в полувассальной зависимости от Москвы и Нижнего Новгорода. Исторические документы не упоминают присутствия мордовской рати ни в одной из сражающихся сторон. Но поскольку вытеснение татар с мордовских земель было выгодно Алабуге, можно предположить, что он оказывал помощь Дмитрию Константиновичу разведкой, припасами и т. п. В этом случае становится понятной ярость русских князей, бурная реакция нижегородского летописца и нелестные эпитеты, адресуемые мордовским князьям, когда те вдруг выступили совместно с татарами против нижегородцев. Объяснить факт перехода Алабуги на сторону ордынцев несложно. В Среднем Поволжье стали доминировать русские князья. От обороны они перешли в наступление на левобережье Волги, а в 1372 году построенная на Суре крепость Курмыш прикрыла владения Нижнего Новгорода и с юго-востока. Но одновременно, эта крепость стала угрожать мордовским землям с северо-востока. Вместо вытесненных из бассейна Пьяны татарских мурз здесь стали утверждаться русские феодалы. Мордовское население сгонялось с насиженных мест, а нижегородский князь уже распоряжался в мордовском крае, как в своем собственном. Противостоять огромной армии объединенных русских княжеств небольшое войско Алабуги, конечно же, не могло. Необходимы были сильные союзники.

В восточной части Золотой Орды шла гражданская война и после смерти в 1363 году Мурата ханы там менялись чуть ли не каждый месяц. Единственным, кто мог бы помочь Алабуге, оставался Мамай, сохранявший хоть какую-то стабильность в своем улусе на правобережье Волги. Пока он исправно получал дань с русских князей, рассчитывать на такую помощь не приходилось. Незаконный владетель Белой Орды, имевший сильную оппозицию в своем дробившемся улусе, не стал бы портить отношения с объединенной Русью из-за мордовского князя. Но положение изменилось, когда почувствовавший свою мощь Дмитрий московский отказался платить дань. Окончательный разрыв произошел в 1373 году после избиения в Нижнем Новгороде ордынских послов и около полутора тысяч сопровождавших их татар. В ярости ордынцы сожгли Курмыш и Рязань, но сильнейшие русские князья оставались недоступными для Мамая. Сами они пока не шли в степь, а он, проигравший незадолго до этого войну великому князю литовскому Ольгерду, явно страшился нового поражения, уже в северных ле-сах. В таких условиях Алабуга, пусть с небольшим, но прекрасно подготовленным к лесным битвам войском становился весьма важным союзником для Мамая. Инязор умело воспользовался сложившейся ситуацией.

В 1375 году столицу ОрдыСарай — на короткое время захватил Арапша (Арабшах). Распространив свою власть на бывшее Булгарское царство, он в начале 1377 года взял город Мокшу, а летом вторгся в земли Алабуги в бассейн Пьяны. Узнав о подходе к границе княжества татарского войска, а возможно, считая бассейн Пьяны своим, нижегородский князь обратился за помощью к зятю и тот явился с огромной армией, включавшей кроме московской, владимир-скую, переяславльскую, муромскую, ярославскую и другие рати. Соединившись с нижегородским войском, которым командовал старший сын Дмитрия нижегородского Иван, эта армия перешла Пьяну и двинулась на Арапшу.

Тот, не приняв боя, отступил, но держался поблизости. Выждав некоторое время, Дмитрий Иванович, вернулся в Москву, но, поскольку угроза нападения Арапши не миновала, войско оставил за Пьяной. Расположившись в мордов-ской земле, княжеские воины весело занимались охотой, пирами, грабежами ок-рестных сел. По выражению летописца : «Мнящеся дома суще» и «корысть многу мняще обрести».

Сейчас можно лишь предполагать полководца, разработавшего эту блестящую, с военной точки зрения, операцию, но несомненно то, что Алабуга сыграл в ней одну из главных ролей. Подробно разведав расположение русского войска, проводники Алабуги через сотни километров лесов (напомним, что дело происходило летом) провели к нему конницу мамаевой орды, стоявшую наготове в юж-ной степи. Недалеко от впадения в Пьяну реки Пары татарская конница соединилась с мордовской ратью, и объединенное войско скрытно подошло к лагерям княжеской армии. Далее в Никоновской летописи сказано: «...И вборзе раздели-шася на 5 полков, и тако безвестно удариша на нашу рать, в тыл биюще и секуще и колюще; наши же не успеша ничтоже; что бо им и створити, понеже безвестно им бысть и побегоша наши к реце ко Пьяне, яко ничтоже могуще... А князь Иван Дмитриевич прибежа вборзе к реце к Пьяне, гоним напрасно, и ввержеся на коне в реку в Пиану и утопе; и истопоша с ним в реце в Пиане множество князей, и бояр, и велмож, и воевод, и слуг, и воинства бесчислено; а инии избиени быша... И бысть на всех ужас велий и страх мног... Сиа же злоба сдеяся месяца августа в 2 день... в 6 час о полудни».

Профессор Д. Н. Анучин главную роль в Пьянской битве отводил именно мордовскому войску. Он писал: «В 1377 г. мордва под начальством ордынского царевича Арапши разбила наголову нижегородцев и войска московского князя Дмитрия Ивановича, на р. Пьяне».

Известный историк С. М. Соловьев, утверждал, что мордовские князья навели на войско Дмитрия рать того же Арапши, который отступил в южную степь к Волчьей воде и ждал там сигнала. Но участие в битве Арапши, плохо согласуется с последующими записями летописцев согласно которых 5 августа мамаевы татары взяли и сожгли Нижний Новгород, а затем обрушились на правобережье Волги до Суры. Одновременно Арапша разорил Засурье. Говоря о сожжении Нижнего Новгорода, летописец не упоминает о присутствии там отрядов Алабуги. Однако из летописных данных ясно, в разгроме правобережной части Суздальско-Нижегородского княжества участвовали и они. Можно предположить, что конные татары просто успели захватить Нижний до подхода туда пешей мордвы.

После ухода татар, 23 августа нижегородское войско вновь вошло в Запьянье. Осенью того же года Алабуга нанес ответный удар: «Мордва пришедше изгоном по Волге безвестно, Нижнего Новгорода уезд пограбиша и множество людей избиша, а иных плениша; власти же и села остаточные от татар и от них пожжени быша; и возвратишась во свояси». Брат нижегородского князя Борис Константинович с войском, последовав за Алабугой, рассеял отставшие отряды, но за Пьяну уже не осмелился пойти. На помощь понесшим огромные потери нижегородцам вновь пришел великий князь московский Дмитрий.

В ту же зиму московская рать во главе с воеводой Федором Свибло и нижегородская, под командованием Бориса Константиновича произвели опустошение во владениях Алабуги. Как отметил нижегородский летописец: «...Взяша всю землю Мордовскую, села и погосты и зимницы пограбиша и пожгоша, а самих иссекоша, а жены их и дети полониша; тех же мало кто избыл из рук их, всю бо землю их пусту сотвориша, множество же живых мордвы лучших приведо-ша в Новгород, и многими казньми различными казниша их и на леду, волочаше их, по Волзе псы травиша...». Судя по всему, разгром был страшным, но не до такой степени, как пытался представить это летописец. Потому что уже летом 1378 года, проведенное через леса знакомым образом, ордынское войско, на этот раз мурзы Бегича, нанесло новый удар по разоренному княжеству. Все, что скрывалось от конных татарских сотен, находили пешие мордовские отряды, следовавшие за ордынской конницей, по выражению летописца «аки волки за полками». Нижегородцы пытались откупом спасти хотя бы свою столицу. Но Бегич и Алабуга откупа не взяли, и город был сожжен. Трехкратный погром подорвал силы нижегородской земли. Больше, как сильное самостоятельное княжество, она не поднялась. Сам город в начале 90-х годов XIV века был присоединен к московским владениям, а запустевшее правобережье Волги стало заселяться мордовскими крестьянами. Алабуга вернул и весь бассейн Пьяны. В начале XVI столетия уже знакомый нам Герберштейн, посетивший эти места, писал: «Народ мордва живёт у Волги, ниже Нижнего Новгорода, на южном берегу... И здесь да будет конечный предел... Московской державы».

Куликовская битва

С. Присекин "Куликовская битва" (8 сентября 1380 г.)

После разорения Нижегородского княжества Бегич осмелел и двинулся на Москву. Однако, встретившись на реке Вожа с московско-рязанским войском, возглавляемым Дмитрием Ивановичем, он потерпел полное поражение. Эта победа настолько воодушевила князей и все население северо-восточной Руси, что через два года объединенное русское войско вышло в степь и в кровопролитном сражении у реки Дон разгромило самого Мамая. Алабуга не повел мордовские отряды вслед за Бегичем. Не участвовал он и в Куликовской битве (хотя в войске Мамая и было немало мордовских отрядов). Добившись своей цели, мордовский князь предпочел не вмешиваться в дальнейший московско-ордынский спор. Жизнь нескольких тысяч последних мордовских мужчин была слишком дорогой ценой за возможную ханскую милость.

Может быть, мысль об этом повлияла на решение Алабуги не идти в степь. Впрочем, так же поступили нижегородский и рязанский князья. В действиях этих князей была своя логика, жестокая, как всё то время. Если бы они участвовали в битве и победил Мамай, их и так уже разоренные земли первыми бы подверглись карательному удару. Победа же московского князя ничего не меняла в любом случае. У Алабуги положение было еще сложнее. Победи Мамай, и он припомнил бы ему, так сказать, неявку на бой, а его поражение являлось для мордовского князя полной катастрофой. Ведь последний набег на Нижний остался для него без последствий.

Но ситуация снова изменилась. Разбитый Мамай вернулся в Причерноморье и стал копить силу против Дмитрия Донского. Однако очередное поражение оттолкнуло от «узурпатора» многих ордынских феодалов. В это время, опираясь на помощь знаменитого Тамерлана, золотоордынский престол в Сарае занял потомок Чингизхана то есть законный хан Тохтамыш. Он двинулся против Ма-мая и в тяжелом сражении на речке Калке разбил его. Мамай бежал в Крым и погиб где-то в районе города Кафы (современной Феодосии). Таким образом, Тохтамышу удалось под своей властью объединить распавшуюся было Орду. В этой ситуации неявка Алабуги под знамена Мамая выглядела чуть ли не поддержкой Тохтамыша. Новому хану заявили о своей покорности и русские кня-зья, в том числе Дмитрий Донской (кстати, его послов, отправленных в Орду с дарами, звали Толбугой и Мокшей).

Однако, они уже узнали вкус победы и перестали бояться свиста ордынских сабель. Тохтамышу было необходимо сломить их волю, а заодно пополнить казну, истощенную долгой гражданской войной. Поэтому в 1382 году он вновь двинулся на Русь, захватив попутно город Мокшу. Понесшее в Куликовской битве наибольшие потери, Московское княжество ещё не восстановило свои силы. Другие же русские князья или не осмелились прийти к нему на помощь, или даже поддержали Тохтамыша. Олег рязанский указал ордынцам броды через Оку и дал проводников до Москвы, а Дмитрий нижегородский послал своих сыновей с дружиной в войско, шедшее разорять владения его собственного зятя. Именно они уговорили москвичей открыть ворота Кремля, что привело к полному избиению осаждённых (тогда было убито 24 000 москвичей), а через несколько лет к новому разгрому Нижегородского княжества уже московской ратью.

Отсидевшийся в лесах, Алабуга вышел из всех этих событий значительно окрепшим. Разумеется, он продолжал исправно поставлять дань в улусный центр, перенесенный уже в Мокшу, но угроза ликвидации его княжества отодвинулась на неопределенное время. Ему каким-то чудом удалось даже избежать посылки своих отрядов против Тамерлана, в 1388 году, когда Тохтамыш вторгся в Среднюю Азию. Согласно восточным источникам, «он собрал со всего Улуса огром-ное войско из русских, черкесов, булгар, кипчаков (самоназвание половцев), аланов, (жителей) Крыма, Кафы и Азака, башкирдов и мокшан — неподдающуюся счету армию, превосходившую число древесных листьев и дождевых капель».

Как видим, в составе этой армии эрзян нет. Поход против бывшего благодетеля оказался неудачным, и весной 1391 года началось ответное вторжение войск Тамерлана из Средней Азии на территорию Золотой Орды. Тохтамыш отступил до Волги. Здесь, севернее Самарской луки, на берегах реки Кудурча, 18 июня 1391 года произошла одна из величайших битв, когда-либо случавшихся в истории народов. Примерно равные армии Тамерлана и Тохтамыша вместе насчитывали около 400 000 воинов. После долгого упорного боя Тамерлан одолел. Войско Тохтамыша только убитыми потеряло более 100 000 человек.

Потери армии Тамерлана также были огромны. Поэтому после сражения он не рискнул переправиться через Волгу и ушел обратно в Среднюю Азию. Многие из ордынских феодалов еще в ходе битвы изъявили ему свою покорность. Один из них — Оглан-Булат провозгласил себя ханом. Тохтамыш бежал и несколько недель скрывался где-то в лесах; не исключено, что у Алабуги.

Исходя из ситуации, Тохтамыш не мог скрываться ни на Руси, ни в Литве, ни на Кавказе. Земли же Алабуги были для этого весьма удобными. Они находились сравнительно близко от главных ордынских центров. Покрывавшие их леса летом были серьезным препятствием для вражеской конницы. И, наконец, у Тамерлана не было повода для разорения княжества Алабуги, так как тот не участвовал в походе на Среднюю Азию.

После ухода Тамерлана Тохтамыш начал борьбу за возвращение престола с Оглан-Булатом и Тимур-Кутлуком. К началу 1393 года почти вся территория Золотой Орды вновь находилась под его властью. Однако в 1395 году огромное войско Тамерлана вновь перешло границу ханства, на этот раз со стороны Ирана. В двухдневном сражении на реке Терек 1516 апреля 1395 года армия Тохтамыша была смята и разбежалась. Хан отступил на левый берег Волги. Пре-следуя остатки его разбитых отрядов, Тамерлан дошел до территории бывшего Булгарского царства и полностью разорил её. Затем, посадив в Сарае ханом своего ставленника Куюрчака, он вновь перешел на правый берег Волги и опустошил всю степную территорию Орды от Волги до Днепра. После этого часть войск Тимура вторглась в Крым, другая — в Прикубанье, третья — в русские земли. Пограбив в пределах Рязанского и южной части Московского княжеств 15 дней «и ту пусто вся сотворившу», Тимур пошёл на соединение со своим сыном Мираншахом, разорявшим бассейн Кубани и Кавказ. По пути он разрушил город Мокшу, который после этого больше не возродился.

Таким образом с весны 1395 по весну 1396 года полному разгрому и сожжению подверглись все ордынские города. Были физически уничтожены миллионы мирных жителей. Захватчики поголовно вырезали даже скот. Производительным силам огромной страны был нанесен смертельный удар, от которого они уже не оправились. После этого похода Тимура Золотая Орда, как единое государство, перестала существовать.

Участвовал ли во всех этих событиях Алабуга, не известно. Во всяком случае урон, нанесенный его землям, не мог быть значительным. Разорение южно-мордовских земель и уничтожение города Мокша означало для него лишь новый приток населения за счет хлынувших на север беженцев. Последнее упоминание о Алабуге относится к концу жизни Дмитрия Донского, вассалом которого он стал. Но Дмитрий умер в 1389 году. Кому потом стал служить Алабуга? Как из-вестно, он был вассалом многих грозных властелинов, но при этом всегда преследовал лишь собственные цели.

Когда умер этот замечательный человек, неизвестно. Известно лишь, что после его смерти княжество не превратилось в достаточно сильное мордовское государство, а осталось своеобразной федерацией небольших феодальных владений. Однако это только подчеркивает значение личных качеств инязора. Он оставил после себя живущий край и надежду на лучшее будущее. Дальнейшие попытки феодалов умирающей Орды укрепиться в мордовской земле не имели успеха. Народное предание гласит, что для окончательного покорения края татары попытались перенести улусный центр в построенный в глубине мордовских земель город Сараклыч. Этот город был стерт с лица земли.

Вместе с упадком Золотой Орды вновь началось распространение мордвы на юг. Народ, переживший Батыево нашествие, выдержал и страшное ордынское иго. Алабуга был одним из тех, кто помог ему в этом.

 По материалам В. Абрамова
С историко-краеведческого сайта "Зубова Поляна"

Следующая >>>


 
 


Яндекс.Метрика
X